Yarsk.ru - красноярский интернет начинается здесь!


Температура воздуха в городе сейчас, в градусах цельсия. Температура воздуха в городе сейчас, в градусах цельсия.

31.05.2012 14:15:32

Куплю лом цветных металлов. Дорого…

Иногда я перебираю свои журналистские архивы. Материалы написаны 10-15 лет назад, но несмотря на «седую старину», многие реалии тех времен вполне узнаваемы… Точнее – знакомы до боли, хотя и в несколько обновленном виде.

http://nzmetall.ru/upload/image/5b83bcf.jpgТекст про лом цветных металлов написан в 1999 году. С тех пор многое изменилось. И телефонные кабели уже не сдают в пункты приема, потому что их современные аналоги не представляют интереса для добытчиков. Но если абстрагироваться от конкретного объекта, ситуация всё та же. А казалось бы – прошло уже 13 лет!

У меня замолчал телефон. Накануне вечером он еще вовсю работал и отрывал то от ужина, то от очередного детективного сериала, то от попытки уснуть. И вдруг с утра пораньше – гробовая тишина.

Может  быть, владельцев телефонных номеров на 36, 24 и т.д. такие фокусы и не удивляют.  Линии старые, оборудование изношенное, контакты не контактируют… Но мой-то номер – на 55! Во-первых, где обещанная рекламой «Связь на 5!», а во-вторых, Сибчелендж запустил свою АТС всего пару лет назад. Да и строительные работы в окрестностях моего дома с полуночи до семи утра едва ли велись. Следовательно, никакой разудалый экскаватор не мог порушить кабель!

И все таки, в бюро ремонта, куда я обратилась с рабочего телефона, мне ответили: «Кабельное повреждение. К концу недели звоните…»

На просьбу пояснить, что такое «кабельное повреждение», женский голос устало выдохнул: «Срезали кабель умники какие-то…»

Против лома нет приема. Особенно если он цветной

Прямо скажем, проблема «цветного лома» не в этот момент открылась моему удивленному взору. Скорее уж, она и не закрывалась последние несколько лет, когда пункты приема этого самого лома стали расти, как плесень на сыром заборе.

Сначала они выполняли вполне благородную миссию: собирали и отправляли на переработку «технический лом», а также пустые консервные банки, старые бабушкины самовары и не имеющие антикварной ценности подсвечники. При этом сбор лома цветных металлов находился в ведении структур, занимающихся охраной окружающей среды. Лицензии на ведение подобной деятельности, согласно Положению Правительства РФ «О лицензировании отдельных видов деятельности в области охраны окружающей среды» № 168 от 26.02.96 г., выдавали Министерство охраны окружающей среды и природных ресурсов и его территориальные органы.

Список документов, необходимых для получения подобной лицензии, явно рассчитан на честного человека. Желающему лицензировать свою цветную металлическую деятельность нужно было представить:

• заявление о выдаче лицензии с указанием вида деятельности и срока действия лицензии;
• копии учредительных документов;
• заверенную копию свидетельства о государственной регистрации предприятия, желающего обрести лицензию;
• квитанцию об оплате услуг лицензирующего органа;
• справку от налоговиков о постановке на учет или свидетельство частного предпринимателя со штампом налогового органа;
• сведения о профессиональной подготовке специалистов…

Ну, и еще кое-какие справки, по мелочи. При этом «требовать от заявителя представления других документов, не предусмотренных настоящим Положением, запрещается». И вправду, зачем же их требовать, если человек или контора, представляющие новый, зарождающийся класс российских предпринимателей, занимаются благородным делом очистки Отечества от вторсырья?

Тут же выяснилось, что «цветной лом» – весьма доходный и необременительный бизнес. И для того, чтобы http://www.mvd.ru/userfiles/image/old_portal/images/rozisk/metall1.JPGстать преуспевающим предпринимателем, не нужно даже пачкать рук. Достаточно получить лицензию и открыть пункт приема лома цветных металлов. На вполне законных основаниях.  Тем более, что сбор этого самого лома путем примитивных манипуляций становится совсем нетрудоемким процессом.

Многочисленные гениальные представители «нарождающегося класса российских предпринимателей» создали простую технологическую цепочку. Одни граждане роются в помойках и на свалках, собирают металлический утиль и сдают его, образно говоря, за три копейки килограмм другим гражданам.  Эти, имея лицензию, собранный утиль сдают оптовикам за шесть копеек килограмм. На эти «три процента» и живут… Ну, а третьи, уже совсем крупные оптовики, собирают тонны цветного металла и сдают его туда, где этот утиль оценивается в пять рублей кило. Налицо прямая выгода, и только ленивый пропустит мимо клюва такой замечательный бизнес. Тем более, что документов «о природе вещей», сдаваемых в переработку, никто не спрашивает.

Любители относительно легкой наживы поперли все, что плохо лежало, висело, стояло и было прикручено. Дачники остались без ложек, кружек и баков для мелких хозяйственных надобностей. Одноколейку до Экскаваторного завода «раздели» одномоментно. Начались погромы в колодцах, где пролегают телефонные и прочие кабели. Запахло жареным…

В июле 1996 года краевая администрация приняла Постановление № 473-П, устанавливающее «Временные правила приема, учета и реализации цветного лома на территории Красноярского края». Согласно этому документу, промышленный и кабельный лом должен был приниматься только при наличии документов, подтверждающих его некриминальное происхождение. Год спустя администрация краевого центра обнародовала Постановление «Об упорядочении сбора, приема, переработки и реализации лома и отходов цветных металлов на территории г. Красноярска». Прием от частных лиц «промышленного и кабельного лома и отходов цветных металлов, кроме бытового лома» был запрещен.

Как это повлияло на «сбор отходов»? Да никак. Пусть простят меня за вольный стиль и Правительство РФ, и всевозможные территориальные администрации, но собака лает, а караван идет. И как идет!

В 1997 году телефонные сети ГТС от набегов «сборщиков цветного лома» понесли убытков почти на 160 тысяч рублей. В деноминированном исчислении. В прошлом, 1998 году, эта цифра выросла до 240 тысяч. Кабель воровали 59 раз, наиболее отличились в этом промысле деятели из Черемушек, Северного, со Взлетки и улицы Тимошенкова.  Неоднократно телефонный кабель вырезали из галерей Октябрьского и Коммунального мостов. Причем однажды вместо медного провода был украден дорогостоящий, но абсолютный бессмысленный в плане реализации оптико-волоконный кабель. Похитителей подвело отсутствие профессиональной подготовки, без которой не выдают лицензию на прием лома. На прием, – но не на кражу…

В том же 1998 году в крае пострадали 18 филиалов ОАО «Электросвязь». Особенно часто «телефонный голод» испытывали Шарыповский район (30 случаев, ущерб – 88 тысяч рублей), Назаровский (30 случаев, 20 тысяч рублей), Енисейский (12 случаев, 43 тысячи рублей).
В целом за прошлый год на территории края телефонный кабель вырезался 206 раз, его стоимость превысила 500 тысяч рублей. С учетом затрат на ремонтные работы и потерь от простоя сумма убытков значительно превысила один миллион рублей. Новых рублей! О каком развитии телефонизации может идти речь – при таких-то убытках?

И это только телефонные линии. Крадут же и все другие провода, изготовленные, на их беду, из «драгоценного лома» цветных металлов. И не только провода. Таким образом, убытки возрастают многократно.

Преступление вне наказания?

В отделе безопасности ГТС мне показали мешок с грязными медными проводками. «Вот это приносят в пункты приема. Кабель вырезают в подвалах домов у разъемов, вытягивают через канализационные колодцы. Обжигают изоляцию и сдают в таком виде.  Нам это уже не поможет…». Действительно, даже если на каждом приемном пункте поставить охрану, которая  будет изымать украденные провода, обгоревший медный утиль можно только отправить в переплавку. И изъятие это никак не компенсирует убытков ГТС на восстановление сетей.

http://www.xakac.info/sites/default/files/2228.jpg?1269326793Ведущий инженер отдела безопасности ГТС Петр Патрин:

Как правило, по подвалам и коллекторам за добычей лазят бомжи. За десятки метров кабеля они получают бутылку водки. Задержать их на месте преступления практически невозможно, но даже когда задерживают – что нам с этого? Злоумышленники получают наказание в виде трех-пяти лет лишения свободы. Но ведь возместить причиненный ущерб они не могут!

Выходит, откровенный разбой остается практически безнаказанным?

А вот тут стоит поразмышлять о «природе вещей». Дело не в том, что телефонный кабель крадут и сдают, а в том, что его принимают, заведомо зная, что он краденый. И если задержание воров на месте преступления, и даже в процессе сбыта добычи, никакой видимой выгоды никому не приносит, то ведь статью Уголовного кодекса о скупке краденого никто не отменял! И, как правило, работники пунктов по приему лома цветных металлов – граждане далеко не бедные. Может, с них бы и получить возмещение нанесенного ущерба?

Да, но тут возникает из глубин вопроса немного иная проблема. Следуя нехитрой экономической логике, можно себе представить, что мелкий лицензированный приемщик лома цветного металла едва ли может донести его до потребителя, способного дать «настоящую цену». А значит, где-то есть некая вполне солидная крыша, занимающаяся оптовым сбором конечного продукта. И уж она-то, наверняка, владеет всеми необходимыми документами, объясняющими, в соответствии с законодательством РФ, происхождение технического и кабельного лома, выломанного из действующих коммуникаций.

Конечно, это – секрет Полишинеля. И знание этого секрета никак не возмещает нанесенного ущерба многочисленным пострадавшим организациям.

Закрыть и не пущать!

…По прошествии недели, проведенной  в обществе угрюмо молчащего телефона, я еще раз побеспокоила бюро ремонта корпорации Сибчелендж-Телеком. «Ждем…» – ответили мне. Чего? «Ждем, когда наладят. Днем вырезанный кабель заменяют, ночью его вырезают по новой. Кто-то оценил доступное и необременительное средство обогащения».

Килограмм медного лома стоит что-то около 30 рублей. При всей видимой субтильности телефонного кабеля многометровая добыча «вторсырья» тянет на довольно солидную сумму. Но обезопасить свои коммуникации связисты практически не могут.

Во-первых, необходимо перекрыть доступ вороватого элемента в подвалы и колодцы. Как правило, в жилых домах подвалы закрываются сложной кодовой системой типа «болт железный», открывающейся при помощи гаечного ключа. Хилые отечественные замочки, как навесные, так и врезные, тоже не особо препятствуют доступу.  Попасть в колодцы еще проще.

Так что же? Навесить на все подвалы и колодцы запоры системы Mul-T-Lock?  Не представляется возможным. Поставить у каждого подвала по милиционеру? И невозможно, и бессмысленно. Например, Лесосибирский ЛДК-1, имеющий мощную службу ВОХР, не гарантировал себя от регулярного глобального хищения крановых кабелей.

Во-вторых, не худо было бы обеспечить телефонные линии средствами оповещения о внедрении в них посторонних субъектов.

По информации службы безопасности ГТС, на коммуникациях новых АТС  предусмотрена сигнализация, http://www.kp.ru/f/12/image/39/58/3725839.jpgоповещающая хозяев о нарушении неприкосновенности кабеля. Что, кстати, никак не спасло новые АТС корпорации Сибчелендж-Телеком. Пытлив русский ум, охочий до халявы! Ну, а АТС старого типа можно оснастить сигнализацией только за счет выделения отдельных телефонных номеров… на каждый кабель. Итого, сколько телефонов не досчитаются в своем активе рядовые потребители услуг этого вида связи?

А в-третьих, не вспомнить ли один из непреложных законов торговой экономики: спрос определяет предложение? И решение проблемы сразу становится простым – проще некуда. Единым волевым решением все «негосударственные» пункты закрываются и становятся вне закона. Тем более, что свое изначальное предназначение – очистку родины от вторичного сырья – они уже давно выполнили. Прямо скажем, организации и предприятия, имеющие законные отходы цветных металлов и кабельного лома, вполне найдут возможность утилизировать этот «клондайк» без всякой посторонней помощи. А старые бабушкины подсвечники и самовары уже не сделают погоды на рынке цветных металлов в связи с полнейшей их, самоваров,  переработкой за истекший период.

Примеры уже имеются. Не берусь утверждать стопроцентно, но различные источники информации сообщают: в Курской, Иркутской  и Томской областях уже закрыты все «частные» пункты. Совершенно точно – закрыты они в городе Ачинск Красноярского края. Но – тут есть несколько маленьких «но».

С одной стороны, закрывая пункты приема «отходов цветных металлов», главы местных администраций нарушают российское законодательство. И их решение вполне может быть обжаловано в суде любым из держателей лицензии на данный вид бизнеса. С другой стороны, устанавливать справедливость в отдельном взятом городе и даже регионе бессмысленно. Поскольку псевдо-отходы цветных металлов – такая рентабельная штука, что их перевоз с целью выгодной продажи в любой из соседних регионов (городов), обиженных справедливостью, все равно принесет невиданный доходный процент.
Тупик, однако.

…Если нет другого лома!

В данном случае речь идет о том самом российском законодательстве, неточность которого, а точнее – лояльность, и привела к тяжелым, если не сказать – катастрофическим последствиям. Изменение условий выдачи лицензий, конкретное и немедленное ограничение  срока действия лицензий, выданных ранее, и введение государственного контроля за “оборотом” отходов цветных металлов, пожалуй, могли бы если не спасти, то серьезно облегчить ситуацию.

И всякий, не имеющий отношения к производству с такого рода отходами, автоматически попадал бы в сферу интересов правоохранительных органов. И выдирать с мясом телефонные, контактные и иные медно-алюминиевые провода совершенно ни к чему – куда их девать-то?

С этой замечательной, хотя и несколько запоздалой инициативой в адрес местных законодательных органов намерены выступить красноярские предприятия связи. Думаю, многие владельцы квартирных и служебных телефонов охотно присоединятся к связистам. И каждый из них немедленно подпишется под таким (или вроде этого) обращением:

Уважаемые депутаты Государственной Думы вообще и избранные в Красноярском крае, в частности!

Очень просим вас выйти на очередное заседание Думы с инициативой пересмотра Положения «О лицензировании отдельных видов деятельности в области охраны окружающей среды», утвержденного Постановлением Правительства РФ № 168 от 26 февраля 1996 года за подписью Виктора Степановича Черномырдина. Потому что, в связи с закономерными и необратимыми изменениями структуры рынка вторичного сырья, особенно по части цветных металлов, законопослушные граждане Российской Федерации вообще и Красноярского края, в частности, абсолютно выбыли из состава той самой окружающей среды, которую эти документы были намерены охранять.

Обращаемся к вам через газету, поскольку позвонить не можем, – у нас не работают телефоны.

Почем нынче медный лом?

http://fresh.org.ua/upload/news_foto/38200_12432_400_0.jpegК пожилой женщине, страдающей сердечным заболеванием, не смогли вызвать «скорую помощь».  Женщина умерла. Родственники решили обратиться в суд с заявлением о признании администрации ГТС виновной в гибели человека. Однако ГТС к этому трагическому событию не имела никакого отношения: телефон молчал потому, что «какие-то умники срезали кабель».

Полупьяный бомж за очередную бутылку водки отнял чужую жизнь. Точнее – обменял ее  в пункте приема отходов цветного металла. А владелец пункта продал чуть дороже другому такому же «бизнесмену». А тот «сдал» добытчика правоохранительным органам в обмен на установку в его квартире телефона. И теперь в кабинете отдела безопасности ГТС, в углу, в рваном мешке лежит десяток килограммов грязных спутанных медных проводков. Цена человеческой жизни... 

Галина КОШКИНА




Прежде, чем принять участие в обсуждении материалов проекта, прочитайте, пожалуйста, ПРАВИЛА.



© 2000-2015 Информационный медиа-портал Yarsk.ru
При перепечатке и использовании материалов портала в любом виде, полная ссылка на ресурс Yarsk.ru с указанием интернет-адреса http://www.yarsk.ru обязательна. Администрация портала не несет ответственности за содержание рекламных материалов и информации, размещаемой посетителями.
Проект участвует в рейтингах: Rambler.ru, @MAIL.ru, Сталкер, Krasland.ru